ОАО НПО ЦКТИ
Конференция Невская Энергетическая Перспектива 2024
1977г. Орден Октябрьской Революции.
проектно-конструкторская деятельность опытно экспериментальные работы поставка энергооборудования расчетные работы разработка технологий сертификационные испытания. ицэо опытно-экспериментальная тэц. поставка электроэнергии. поставка теплоэнергии сервис энергетического оборудования

«    Июнь 2024    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
15-07-2010, 13:55
Леонид Костырин: ВТЭЦ-2 - уже 40 лет мой родной дом

14.07.2010 РИА "PrimaMedia"

О Владивостокской ТЭЦ-2 рассказывают ее старейшие работники. Владивостокская ТЭЦ-2 отмечает в этом году 40-летний юбилей. У станции - длинная и интересная история, и есть люди, способные рассказать её от начала и до сегодняшнего дня. В преддверии сорокалетия станции РИА PrimaMedia начинает цикл интервью со старейшими работниками ВТЭЦ-2 – людьми, трудовой стаж которых равен трудовому стажу их родной станции или даже превышает его.

Одиннадцать человек – одиннадцать судеб. Сегодня о своем общем с ВТЭЦ-2 прошлом с посетителями РИА PrimaMedia делится Леонид Иванович Костырин, начальник административно-хозяйственного отдела электростанции. В феврале текущего года ему исполнилось 70 лет. Сорок из них он посвятил ВТЭЦ-2.

На ВТЭЦ-2 Леонид Иванович Костырин пришел с ВТЭЦ-1, где работал дежурным инженером станции. А трудовой стаж его начался еще раньше: учебу в ДВПИ молодой энергетик совмещал с работой слесарем, а затем мастером в организации "Дальэнергомонтаж".

- Шел 1968 год. Н ВТЭЦ-1 стояли английские котлы, демонтированные с военных кораблей, и 3 турбины по 2-4 МВт - тоже иностранные. После года работы на ВТЭЦ-1 старшие товарищи посоветовали: "Иди на строящуюся ВТЭЦ-2, вот там, действительно, масштабы!". Я принял их совет, и в 1969 году началась моя работа на Владивостокской теплоэлектроцентрали.

По прибытии на станцию сразу обратится к директору – Владимиру Григорьевичу Козлову. Он внимательно посмотрел на меня, записал мои данные, а потом спросил: "Кем хочешь работать?" - "Дежурным инженером станции". "А турбину пустишь?" - "Пущу". Я был молодой и самоуверенный. Он улыбнулся – прекрасно знал, что на ВТЭЦ-1 турбины были такие, как на ТЭЦ-2 - питательные насосы (то есть мощности несоизмеримые!). Козлов засмеялся и говорит: "Ладно, переводись, посмотрим". Оформился, пришел домой – а на столе лежит повестка на сборы в армию на сорок суток. Я расстроился, но директор сказал: "Не волнуйся, без тебя станцию не запустим. Иди, служи".

Когда вернулся со службы, поехал в Хабаровск на стажировку в составе группы сотрудников станции. В то время там было установлено такое же оборудование, как собирались устанавливать на ВТЭЦ-2. Но на Хабаровской станции уже все работало, пыхтело! Так что для начала опыт мы там получили серьезный.

Вернувшись домой, Леонид Иванович и его коллеги включились в режим посменной эксплуатации станции.

- Труба уже стояла. В монтаже еще были два котла и турбина, достраивался главный щит. Подготовка велась под очень жестким контролем со стороны "высших чинов": станция обязана была заработать 22 апреля 1970 года, в 100-летний юбилей В.И. Ленина. Мы в эти сроки уложились, и пуск был не фиктивный – самый настоящий. Котел затопили, турбина наготове. Самый ответственный момент – синхронизация турбины. Пустили нормально, включили в систему. Наработали 72 часа. Турбина показала себя прекрасно. Началось общее ликование. Все сразу почувствовали: да, это не кочегарка!

- Это так. Во-первых, установили электрофильтры. До этого мы их не видели. Во-вторых, если не ошибаюсь, во всем Советском Союзе только у нас техводоснабжение осуществлялось морской водой, еще и через тоннели. В-третьих, на котлах установили, если говорить на современном языке, инновационные мелющие вентиляторы вместо шаровых мельниц. Станция была действительно передовой. Очень тесное взаимодействие было с научным сообществом. Особенную гордость вызывал такой момент. Сейчас мало кто знает, что бухта Золотой Рог до пуска станции в холода замерзала. Когда выяснили, что со сбросом воды через речку Объяснения в бухту состояние окружающей среды не нарушается, через речку Объяснения в бухту пошла горячая вода со станции. А Владивосток - город портовый. Незамерзающая бухта для портовиков, для верфей "Дальзавода" – это огромный плюс. Вот такой забавный казус.

Через два года Леониду Ивановичу предложили работать инженером-инспектором, а еще через два года - возглавить топливо-транспортный цех (ТТЦ).

- Шесть лет отработал в ТТЦ. Мне хотелось постоянно быть в гуще событий, больше себя нагружать. Работу я знал. Нагрузка была максимальная, днем и ночью.

В то время директором станции был Борис Игоревич Лещук. Он был очень хорошим человеком (фронтовик, пришел к нам с Артемовской ТЭЦ). Но станция в силу ряда причин начала приходить в упадок. Главное - не хватало людей на ремонты мелющих вентиляторов. Эти вентиляторы были новшеством в энергетике, но "павловские" угли, на которых мы до сих пор работаем, имеют высокую абразивность. Поэтому мельницы быстро изнашивались. На каждом котле по 4 мельницы, и если хоть одна не в работе, то, естественно, нагрузка приходится на остальные. Нужно было "подхватывать нагрузку" мазутом. Требовалось много ремонтного персонала, но народ на эту работу шел неохотно: зарплата снизилась, да и с решением жилищной проблемы в нашей отрасли перестали помогать.

Два раза меня штрафовали на должностной оклад - железная дорога выставляла нам штрафные санкции за простой. А дело было вот в чем. Сейчас мы сжигаем около 20 тонн мазута в сутки, при этом еще стараемся экономить. А в то время мы сжигали по 800 тонн, соответственно, столько же и разгружали. В сутки нужно было слить 16 цистерн по 50 тонн. А мазут шел, как гудрон, - его нужно было разогреть, перекачать… Работая на пределе возможного, мы все-таки не успевали перерабатывать такие объемы. По этому вопросу я дважды был ответчиком в суде.

Но были и положительные моменты. Важным достижением в то время был запуск "тепляка" (это помещение, куда помещаются вагоны с улем для разморозки). Раньше уголь на станции размораживали с помощью реактивных двигателей, снятых с самолетов. В помещение загоняли по четыре вагона, запускали "реактивники" и так прогревали за счет выхлопов. Вся бухта Тихая знала, что у нас "разморозка". Шум стоял адский. Жалоб было огромное количество. Кстати, реактивные двигатели до сих стоят, можно на них посмотреть!

- Когда в 1991 году ввели должность помощника директора по социальным вопросам и предложили мне заняться этим направлением, я перешел на новую должность не сомневаясь, так как хорошо знал все эти вопросы. Мы строили детские сады, пионерлагеря - получалось неплохо. Однако в 2003 году эту должность сократили, и мне предложили возглавить административно-хозяйственный отдел. Обязанности, конечно, "подсократились", но станция та же. Только прошло сорок лет.

За последнее время часто происходили изменения. Менялись люди, менялась и сама станция. Брошено много сил и средств на восстановление технического состояния станции, на улучшение работы. Главное здесь - результат. А результат в том, что станция к сороковому юбилею находится в рабочем состоянии и бесперебойно поставляет тепло и электричество в наш славный город!

- Станция для меня - это все. Она как родной дом. Я в отпуске не знаю, куда себя девать. Кроме того, чувствую и понимаю, что востребован. Есть много работы, которую нужно сделать. Есть силы, опыт, знания. А значит, моё время уходить еще не пришло. Запустив станцию 22 апреля 1970 года, мы ни на секунду не допустили, чтобы она остановилась. Уверен, что и дальше мы сможем достойно справляться со всеми задачами.