ОАО НПО ЦКТИ
1977г. Орден Октябрьской Революции.
проектно-конструкторская деятельность опытно экспериментальные работы поставка энергооборудования расчетные работы разработка технологий сертификационные испытания. ицэо опытно-экспериментальная тэц. поставка электроэнергии. поставка теплоэнергии сервис энергетического оборудования

«    Апрель 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 
1-03-2012, 10:48
Мы будем жить в термоядерном мире

 

Михаил ГОРЧАКОВ

Сейчас российские атомщики вместе со своими зарубежными коллегами создают самую сложную  технологическую систему из существующих на Земле - термоядерный реактор. Строить его начали на Лазурном Берегу, на территории французского центра ядерной энергетики Кадараш. Международный проект называется ИТЭР - аббревиатура от «интернациональный термоядерный экспериментальный реактор». О нем пока мало что известно широкой общественности, да и интерес к проекту невелик. Пока невелик: судя по всему, от результатов работы ученых будет зависеть будущее всего человечества. И нужно время, чтобы люди осознали масштаб и колоссальное значение этого проекта. Как сказал   президент научно-исследовательского центра «Курчатовский институт» Евгений Велихов, проект ИТЭР - «ворота в термоядерную энергетику, через которые мир должен пройти».

Другой альтернативы нет

Ветер, солнце и вода - хорошие источники экологически чистой энергии. Они могли бы полностью удовлетворить потребности человечества. Проблема в том, как эту энергию получить. В мире не так много обжитых мест, где  можно строить гидроэлектростанции, где постоянно дует ветер, где солнечных дней в году больше, чем пасмурных. Геотермальная, биомассовая, градиент-температурная электроэнергетика - и вовсе  «капля в море». Каждая из них может обеспечить электричеством разве что ферму, поселок, завод. Не более того.

Поэтому все больше людей считают, что другой альтернативы ядерной энергетике нет. Причем среди таких людей есть и экологи с мировым  именем. Например, президент международного движения «Защитники окружающей среды за атомную энергию» Бруно Комби, о котором мы писали в одном из номеров газеты, активист «Гринпис» с 40-летним стажем Патрик Мур, член Лондонского королевского общества профессор Джеймс Лавлок и многие другие.

Почему ярые экологи встают на защиту ядерной энергетики? Потому что, когда работает атомная станция, внутри замкнутого реактора происходит физическая реакция и, в отличие от химической реакции горения на угольной ТЭЦ, она не оказывает воздействия на окружающую среду. И представьте - в ТЭЦ для производства одного киловатт-часа энергии нужно сжечь почти полтонны угля. На долю угольных ТЭЦ  приходится около 40% мирового производства электричества, и, какие  бы технологии при этом ни применялись, загрязнение получается колоссальное.

Поэтому ученые ищут универсальный, мощный, надежный и безопасный источник энергии. Известен он давно - это термоядерный синтез. Только применить его на практике пока не получается.

Долгая дорога от войны к миру

Чтобы создать водородную бомбу, понадобилось чуть больше десяти лет. А приручить   «термояд» для использования  в мирных целях ученые всего мира пытаются более полувека. Теоретически ничего сложного в этом нет. Сырья для термоядерного горючего в избытке  - это вода и литий. Из них  выделяются изотопы водорода дейтерий  и тритий, которые и являются основой термоядерного синтеза. Добывать их просто, да и нужно для реакции немного.

Первые работы по энергии синтеза были опубликованы в 20-х годах прошлого столетия. В 1956 году в Институте атомной энергии им. И. В. Курчатова был построен первый ­ТОКАМАК. Это  камера в форме полого бублика, в стенках которой - магнитные катушки, удерживающие внутри камеры горячую плазму. На тот момент ученые всего мира бились над вопросом «как удержать горячую плазму, в которой и происходит синтез ядер изотопов водорода». Отечественные ученые с помощью сверхпроводников создали магнитное поле, в котором плазма остается в подвешенном состоянии. И иностранные специалисты признали советский вариант установки идеальным для управляемого термоядерного синтеза.

Сначала казалось, что достаточно нагреть плазму - и можно будет уже говорить о строительстве новых электростанций. На самом деле все оказалось значительно сложнее: на самом мощном на данный момент токамаке, находящемся в Англии, плазма горит максимум 15 секунд. Правда, на нем не используются сверхпроводники, производящиеся для проекта ИТЭР специалистами «Росатома».  К тому же на английской установке для поддержания горения плазмы энергии тратится больше, чем она в результате дает.

По предварительным расчетам, на новом, сверхмощном токамаке с объемом плазмы 837 квадратных метров, который строится во Франции для проекта ИТЭР, будет вырабатываться в 10 раз больше энергии,  чем нужно для обеспечения его работы. И работать он сможет в постоянном режиме, прекращая горение плазмы только при необходимости.

В конце прошлого века стало понятно, что строительство достаточно крупной установки термоядерного синтеза не под силу одному государству. Тогда с подачи академика Евгения Велихова было создано объединение нескольких стран для ­изучения этого вопроса и строительства ИТЭР. В России заказчиком российской части работ по проекту является ГК «Росатом», который создал специализированное российское агентство ИТЭР. Российские атомщики создают 18 уникальных различных систем и компонентов для термоядерного будущего человечества.

Мощнее - не значит страшнее

Как известно, водородная бомба на порядок разрушительнее атомной. Ходят слухи, что, когда в начале 60-х годов прошлого века  у руководства страны появилась идея взорвать над Новой Землей 100-мегатонную бомбу (прозванную  впоследствии Кузькина мать), ученые-ядерщики всячески отговаривали Хрущева от этой затеи. В результате бомбу взорвали в половину мощности. В 400 (!) километрах от эпицентра взрывная волна разрушила все деревянные дома в брошенном поселке.

Термоядерные технологии  для мирных целей тоже намного эффективнее,  чем те, что используются на традиционных АЭС. А вот безопаснее ли?

Если сравнивать ИТЭР с АЭС, то во время работы оба вида реакторов не загрязняют окружающую среду. Но в отличие от ИТЭР для АЭС существует вопрос хранения и переработки большого количества отработавшего ядерного топлива. А на термоядерной станции его будет всего несколько килограммов (о сотнях тысячах тонн отходов и выбросов тепловых станций и говорить не приходится). Кроме того, побочным продуктом термоядерного синтеза является тот же тритий, вполне годный для дальнейшего использования.

Более того, в термоядерной установке практически отсутствует проблема консервации. Останавливается горение плазмы моментально, а после смены отработавших деталей станцию можно запускать заново. Именно поэтому реакция термоядерного синтеза называется управляемой - ее так же легко запустить,  приглушить либо прекратить, как пламя в газовой плите.

Плазма в ИТЭР будет в десятки раз горячее солнца  - 150 млн. градусов.  Если даже предположить практически нереальную ситуацию, например, разрушение реактора, то это  приведет только к одному результату - плазма моментально погаснет, а радиоактивные вещества останутся в пределах активной зоны.

Пока работы по созданию нового реактора, которые ведутся в 70 километрах от Марселя, на Лазурном Берегу, еще в самом начале. И смотреть пока не на что: ангары, бытовки, технологические постройки. Получение первой термоядерной энергии в промышленных масштабах планируется не раньше 2040 года. До того времени АЭС при соблюдении правил переработки ядерных отходов  - наиболее безобидный для природы и самый эффективный вариант выработки энергии. Но не успеем мы оглянуться, как термоядерная энергетика перестанет быть сказкой, ведь когда-то и воздухоплавание казалось несбыточным.

Россия сделала первые поставки оборудования

Россия первой среди стран - участниц проекта осуществила поставку оборудования для ИТЭР. В проекте ИТЭР корпорация ­«Росатом» достигла успехов, создав на базе НИИЭФА имени Ефремова при участии ряда других институтов уникальное промышленное производство.

В январе этого года Институт кабельной промышленности, расположенный в подмосковном Подольске, приступил к скрутке 760-метрового ниобий-оловянного кабеля для магнитных катушек термоядерного реактора. Это первая российская поставка для проекта. Магнитные катушки из отечественного сверхпроводящего кабеля будут изготавливать в Италии.

Как признают практически все специалисты, по сложности оборудования с ИТЭР пока не могут сравниться ни космические станции, ни адронный коллайдер.

 

http://kp.ru/daily/25842/2814111/