ОАО НПО ЦКТИ
1977г. Орден Октябрьской Революции.
проектно-конструкторская деятельность опытно экспериментальные работы поставка энергооборудования расчетные работы разработка технологий сертификационные испытания. ицэо опытно-экспериментальная тэц. поставка электроэнергии. поставка теплоэнергии сервис энергетического оборудования

«    Август 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 
29-11-2011, 11:42
«Камера хранения» в бухте Разбойник

 

В Приморье помещены в укрытие аварийные части атомных подлодок. Более 25 лет сон жителей посёлка Дунай (Приморский край) был тревожным: в опасной близости от жилых домов располагалась аварийная атомная субмарина «К-431» (бортовой номер 175). Её сегодня хорошо знают не только в нашей стране, но и за рубежом. О трагедии в заливе Чажма в августе 1985 г. советские СМИ тогда не писали, миру об этом поведали немецкие журналисты. ЧП произошло во время перезагрузки топлива ядерного реактора. Трагедия унесла жизни 10 молодых мужчин: 2 офицеров и 8 матросов. Еще одно происшествие в бухте Чажма случилось буквально через несколько недель после августа. К счастью, та авария на атомной подводной лодке (АПЛ)-610 обошлась без человеческих жертв и радиационного загрязнения.

Военные долгое время не знали, что делать с аварийными АПЛ. На помощь им вынуждены были прийти гражданские атомщики. Специалисты госкорпорации «Росатом» решали не один год: как захоронить останки двух атомных лодок? Выход был найден недавно. «Укрывательством» этих аварийных лодок занялась одна из структур Росатома – а именно, ДальРАО (Дальневосточное предприятие по обращению с радиоактивными отходами). Его специалисты вывезли аварийные части субмарин на безопасное хранение и утилизацию. Сегодня обитатели Дуная (как и жители Находки, Владивостока, Хабаровска и других частей Приморья и Дальнего Востока) могут спать совершенно спокойно. Советское наследие холодной войны. Атомную субмарину «К-431» 675-го проекта величали подводным авианосцем: она несла на борту восемь самолётов-снарядов (так в СССР называли крылатые ракеты). Ещё в её хозяйстве были два реактора на тепловых нейтронах. «К- 431» входила в четвёртую флотилию АПЛ Тихоокеанского флота. В начале августа 1985 г. лодку поставили на перезарядку активных зон реакторов на завод в бухте Чажма.

Операция была как будто бы обычной. Перезарядку проводили офицеры специальной базы технического обеспечения. Но что-то не заладилось в самом начале этого действия. Уже начал работать кран. Однако заклинило компенсирующую решётку. Ситуация нештатная. И вдруг на полном ходу в бухту (когда шёл процесс перезарядки) влетел торпедолов К-42. Он поднял волну. Есть версия, что командир судна начхал на сигналы, которые висели на брандвахте у входа в бухту. Кран качнуло, стрела полетела вверх, и решётка вылетела. Потом комиссия выяснила: всё произошло за 0,7 секунды. Очевидцы рассказывали: раздался удар страшной силы, был повреждён не только корпус реактора, но и сам корпус АПЛ. Трещина образовалась ниже ватерлинии. Вода хлынула в реакторный отсек.

Останки погибших захоронили на территории воинской части в бухте Сысоева. Завершить утилизацию до саммита АТЭС. Следом за августовской аварией в бухте Чажма произошла ещё одна. Это случилось в декабре 1985 года. Но советские журналисты вновь были лишены возможности рассказать о ядерном ЧП. Авария произошла на атомной субмарине с заводским номером 610. На АПЛ были загрязнены помещения реакторного отсека. Вот именно поэтому четверть века у причальной стенки в бухте Павловского в заливе Стрелок находились две аварийные атомные подлодки. Учёные и специалисты Росатома, обследовавшие обе аварийные атомные лодки перед утилизацией, пришли к выводу: держать эти «гробы» на плаву очень опасно. Атомщики решили: в качестве площадки для строительства берегового укрытия подходит участок рядом с пунктом долговременного хранения реакторных отсеков утилизированных АПЛ на мысе Устричный в бухте Разбойник (залив Стрелок).

С учётом сложности работ, связанных с транспортировкой аварийных атомарин к месту разделки, подготовки реакторных блоков к долговременному хранению, их доставка и постановка в береговое укрытие планировались не раньше 2014 года. Но жизнь внесла свои коррективы. Премьер В. Путин дал поручение Росатому: завершить все работы в Приморье, связанные с демонтажом и изоляцией двух аварийных АПЛ до 2012 г. – времени проведения саммита АТЭС во Владивостоке. И дело не только в саммите. Два этих «объекта наследия» многие годы сдерживали развитие всего региона. Согласитесь, нелегко зазывать инвесторов в места, где у «нулевого» пирса в бухте Павловского дремлют два атомных военных чудовища. Из досье «АН». Залив Стрелок – внутренний залив у северо-восточного берега Японского моря, омывает южное побережье Приморья. Вдаётся в сушу между мысом Майделя и мысом Гембачёва. Длина – 12 км, ширина –15 км. В берега залива вдаётся несколько бухт: Разбойник, Абрек, Руднева. Как избавиться от атомного наследия. Как в госкорпорации «Росатом» решают проблемы ядерной и радиационной безопасности?

Особая головная боль – проблема военного наследия советского прошлого. Помимо существенных денежных затрат эта проблема требует от специалистов Росатома новых, нестандартных подходов к решению проблем: новых методов по переработке и хранению отработавшего ядерного топлива (ОЯТ) и радиоактивных отходов (РАО), новых способов реабилитации загрязнённых территорий. Для их решения Правительство РФ ещё в 2007 г. утвердило Федеральную целевую программу «Обеспечение ядерной и радиационной безопасности на 2008 год и на период до 2015 года» с бюджетом 145,3 млрд. рублей (в том числе 131,8 млрд. рублей – из федеральных источников). – В комплекс ядерной и радиационной безопасности Росатома входит целый ряд специализированных федеральных государственных унитарных предприятий, – рассказывает «АН» пресс-секретарь РосРАО (предприятие по обращению с радиоактивными отходами, структура Росатома) Павел Грибков. – Это предприятия, занятые переработкой и хранением ОЯТ и РАО. В 2008 г. из ведения упразднённого Федерального агентства по строительству и жилищно-коммунальному хозяйству (Росстроя) Росатому были переданы 15 специализированных комбинатов «Радон». В 2011 г. в структуру ФГУП «РосРАО» вошли Северное и Дальневосточное предприятия по обращению с радиоактивными отходами (СЗЦ «СевРАО» и ДВЦ «ДальРАО» – филиалы РосРАО).

Госкорпорация «Росатом» располагает собственными специализированными аварийно-спасательными подразделениями, которые оснащены современными мобильными и переносными средствами контроля радиационной обстановки, средствами диагностики состояния аварийных объектов, робототехническими комплексами разведки, дезактивации и ликвидации последствий аварии, средствами гидроабразивной и плазменной резки. Испытания на прочность. Утилизация АПЛ «К-431» началась осенью 2010 г. на заводе «Звезда» (город Большой Камень). Заводчане вырезали трёхотсечный блок, вскрыли съёмные листы смежных с реактором отсеков, демонтировали оборудование для обеспечения плавучести энергоблока, заглушили концевые переборки и прочный корпус. Потом восстановили съёмные листы. И испытали трёхотсечный блок на герметичность.

А потом отправили на докпонтоне в бухту Разбойник. 12 ноября с.г. трёхотсечный блок аварийной атомной подводной лодки проекта 671В с заводским №610 тоже был поставлен в укрытие берегового Пункта изоляции Дальневосточного центра по обращению с РАО. – Операция по постановке на стапель выполнена силами Дальневосточного центра по обращению с РАО, ОАО «ДВЗ «Звезда» и ЗАО «Тихоокеанская строительно-производственная компания», – продолжает Павел Грибков. – Всё строительство берегового пункта изоляции полностью профинансировано правительством России, без привлечения средств зарубежных стран-доноров. Таким образом, все аварийные атомные подводные лодки на Дальнем Востоке приведены в безопасное состояние. Сформированные отсеки размещены выше уровня моря и надёжно изолированы. Сохранить красоту Уссурийского залива. Нужно сказать ещё и вот о чём. В июле 2011 г. Росатом направил на завод «Звезда» группу специалистов-атомщиков из Москвы для полного комплексного инженерно-радиационного обследования 610-й АПЛ.

Главная цель обследования – определиться с радиационной обстановкой: в какой степени опасно «общение» с АПЛ после того, как её из воды вытащат на берег? Дело в том, что в укрытии первоначально были созданы три секции для трёх аварийных подлодок Тихоокеанского флота. Но вопрос с третьей аварийной подлодкой 461-го заказа был решён по-иному: совместными усилиями специалистов-атомщиков по контракту с Росатомом найдена возможность всё же извлечь отработавшее ядерное топливо из атомарины. Поэтому в береговом укрытии в бухте Разбойник будут находиться только два трёхотсечных блока с невыгруженным топливом атомных подлодок с корпусными номерами 175 и 610. Но сегодня перед специалистами Росатома стоит ещё одна немаловажная задача: им предстоит ещё потратить немало сил, чтобы сохранить уникальную красоту островов и бухт Уссурийского залива, в том числе и бухты Разбойник, которая приютила у себя два погасших тихоокеанских атомохода («Аргументы неделi», 24.11.2011).