ОАО НПО ЦКТИ
1977г. Орден Октябрьской Революции.
проектно-конструкторская деятельность опытно экспериментальные работы поставка энергооборудования расчетные работы разработка технологий сертификационные испытания. ицэо опытно-экспериментальная тэц. поставка электроэнергии. поставка теплоэнергии сервис энергетического оборудования

«    Сентябрь 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 
10-10-2011, 13:41
Атомный ажиотаж закончился

04.10.11 | Александр Репман | Тверская жизнь

 

Глава Росатома рассказал о положении дел на мировом рынке атомных технологий.

Планирует ли Росатом строить еще одну АЭС на территории Верхневолжья и как повлияет опыт тверских атомщиков на развитие российской атомной отрасли, рассказал журналистам глава госкорпорации Сергей Кириенко. Пресс-конференция, приуроченная к Дню работника атомной промышленности, дала повод посчитать новые энергоблоки, сравнить российские технологии с зарубежными и еще раз вернуться к Фукусиме – спустя полгода.

Радикально "за"

У президента компании "Боинг" спрашивают: "Как крушение самолета ЯК-40 повлияет на планы вашей корпорации? Вы продолжите делать "Боинги"?"

Сергей Кириенко предложил представить этот разговор, чтобы прогнозы развития атомной энергетики в мире стали понятнее. Действительно, первые оценки перспектив мирного атома после аварии на японской АЭС "Фукусима-1" были очень консервативны, вплоть до резкого останова программ строительства атомной генерации. Прошло полгода, и ситуация кардинально изменилась. Поставленный вопрос "развивать или не развивать" со временем был переосмыслен в формулировку "как развивать".

– Современные проекты сооружения атомных станций отличаются от Фукусимы больше, чем "Боинг-777" от ЯК-40, – пояснил глава Росатома. – Сегодня целые страны, выполнив анализ систем безопасности, принимают решение о масштабном развертывании программ развития атомной энергетики. Наиболее радикально это прозвучало на последней конференции МАГАТЭ. Представитель Китая недоумевал: почему единственный инцидент на старой станции, произошедший в другой стране и к тому же в результате просчета проектировщиков, строителей и эксплуатационного персонала, должен хоть как-то влиять на программу развития атомной энергетики в Китае? Не менее показательный пример – Англия. В стране не было собственной атомной программы – решение о строительстве первой английской АЭС принято уже после японских событий.

Конкурентоспособность российских атомных технологий будет сопровождаться непрерывным процессом совершенствования производства. Об этом Сергей Кириенко говорил на примере внедряемой в отрасли производственной системы "Росатом".

Список в итоге получается довольно обширный – Турция, Франция, Индия, Белоруссия, Вьетнам… Необходимость атомной энергетики мировое сообщество сопровождает двумя комментариями. Во-первых, нужны надежные технологии. Во-вторых, надежные партнеры.

– Приятно, что при такой постановке вопроса в первую очередь возобновляются контракты с Российской Федерацией, – подчеркнул Сергей Кириенко. – Это означает, что жесткий всесторонний анализ проектов, проведенный партнерами, склоняет выбор в нашу пользу. Именно российские атомные технологии признаны наиболее надежными, безопасными и сейчас особенно востребованы. В некотором смысле мы попадаем в ситуацию, когда единственная станция в мире, построенная по постфукусимским требованиям, – это Кудан-Кулам в Индии. Современный российский проект. Далее идут сооружаемые в стране энергоблоки – на Нововоронежской, Ленинградской, Калининской АЭС и т.д.

"Фукусима" на пользу?

Чтобы картина не выглядела неправдоподобно радужной, глава Росатома признался журналистам – темпы развития атомной энергетики в мировом масштабе действительно стали медленнее. По данным МАГАТЭ, до "Фукусимы" прогнозы сооружения АЭС колебались от 200 до 450 энергоблоков на горизонте до 2025 – 2030 годов. Обновленная картина выглядит так: минимум 90, максимум 350.

– Максимальная граница не слишком отличается от показателей "до "Фукусимы", – сделал акцент Сергей Кириенко. – Разница в цифрах некардинальная, особенно с учетом того, что еще целый ряд стран находится в процессе принятия решения. Поэтому моя оценка – масштабы сооружения безусловно снизятся. Некоторым странам понадобится более долгий срок на создание необходимых условий для развития атомной энергетики. Отмечу, что о кардинальном отказе от мирного атома во всем мире заявила только Германия.

Глава госкорпорации предложил на обсуждение два ключевых вывода, сделанных экспертным сообществом по итогам "Фукусимы". Первый: события показали, что использование атомных технологий требует серьезной подготовки и возлагает на страну высочайшие обязательства. До "Фукусимы" объявление программ атомной энергетики приобрело некий ажиотажный характер. Все торопились быстрее заявить: "Мы тоже строим атомную станцию". Сегодня возникло осознание, что это не самый простой объект. Чтобы сооружать его на своей территории, нужно очень серьезно готовиться: инфраструктура, кадры, законодательство, независимая система надзора и контроля…

– Очень показателен пример Турции, – сказал Сергей Кириенко. – Пуск энергоблока в этой стране запланирован в 2017 – 2018 годах, и уже сейчас к нам едут на обучение десятки специалистов, их количество будет увеличиваться из года в год. Они всерьез разворачивают всю систему надзора, контроля… Но даже при таком подходе правительство Турции заявляет, что не готово к эксплуатации АЭС, и просит нас взять на себя ответственность за ее сооружение и дальнейшую работу. В результате возник уникальный проект – на территории Турции будет эксплуатироваться станция, принадлежащая российской компании. Это очень взвешенный и мудрый подход – думаю, этот пример может распространяться на другие страны.

Второй вывод заключается в жесткой конкуренции технологий. Атомные станции поколения 2, еще недавно сооружавшиеся в мире, больше не имеют перспектив.

– С этой точки зрения мы имеем неоспоримое конкурентное преимущество, – подчеркнул Сергей Кириенко. – Когда наши индийские коллеги в свое время выбирали проект для АЭС "Кудан-Кулам", некоторые другие партнеры над ними посмеивались, называли излишне осторожными, мол, совместили все системы безопасности. И активные, и пассивные, и ловушка расплава, и двойная оболочка, и система пассивного отвода тепла... "Куда вам все это, это сильно удорожает станцию". Но похоже, что после всех стресс-тестов и анализа постфукусимских событий то, что мы заложили в "Кудан-Кулам" и для своих станций, просто станет нормой.

ПСР – система выживания

Конкурентоспособность российских атомных технологий будет сопровождаться непрерывным процессом совершенствования производства. Об этом Сергей Кириенко говорил на примере внедряемой в отрасли производственной системы "Росатом". Эффективность использования оборудования, человеческих и материальных ресурсов – это вклад в дальнейшее продвижение корпорации на глобальном рынке мирного атома. Опыт Калининской АЭС в этой сфере глава Росатома считает очень существенным.

– Один из наиболее актуальных вызовов для нас – производительность труда, – отметил он. – Это условие выживания отрасли. Чтобы сохранить конкурентоспособность в дальнейшем, мы должны обеспечить нашим работникам достойный уровень заработной платы. Платить деньги, не подкрепленные реальной производительностью труда, не позволяют условия рынка. Поэтому в течение трех лет на пилотных участках мы испытывали заимствованную у японцев производственную систему. Получилось здорово – рост производительности труда на целом ряде таких площадок составил 50 – 100%. Мы получили уникальный результат. К примеру, на четвертом блоке Калининской АЭС одна из ключевых операций – сварка ГЦТ – была выполнена за 127 суток. Был значительно улучшен прежний советский норматив выполнения этой операции. Притом что для достижения такого результата не потребовались какие-то колоссальные инвестиции. Секрет заключается в грамотном планировании работ, использовании опыта и современного оборудования.

Сергей Кириенко подчеркнул, что принципиально важно распространить опыт пилотных площадок на отрасль в целом. Производственная система "Росатом" должна стать нормой жизни на каждом предприятии:

– Сейчас система внедряется сверху вниз, мы даже навязываем эту работу, понимая, что это единственный способ быть конкурентоспособными. Через полтора года это должно двигаться снизу вверх. Это инструмент, который дается в руки руководителям предприятий, подразделений, чтобы обеспечивать выполнение задач по росту производительности труда, конкурентоспособности и, как следствие, заработной платы.

Коллеги в графике

– Очень надеюсь скоро приехать к вам сдавать в эксплуатацию четвертый блок Калининской АЭС, поскольку работы идут в графике, даже с некоторым опережением, – так Сергей Кириенко прокомментировал положение дел на стройплощадке Калининской АЭС. – Не буду называть сроки, но полагаю, что до конца года это произойдет.

Дальнейшее развитие атомной энергетики в Верхневолжье глава Росатома обрисовал довольно осторожно. На вопрос о перспективах тверской АЭС-2 Сергей Кириенко отметил, что площадка под объект определена, станция включена в генеральную схему генерирующих мощностей. Однако сроки начала работ даже для него самого остаются неизвестными.

– Срок начала этой работы определяется не нами, а Министерством энергетики, которое должно сказать, когда именно стране понадобятся новые генерирующие мощности. Построенные АЭС должны быть востребованы с первых дней пуска, поэтому точную дату начала сооружения мы будем определять исходя из заказа Минэнерго на поставки электроэнергии. Рассчитываем, что в течение ближайших нескольких лет работы должны начаться.