ОАО НПО ЦКТИ
1977г. Орден Октябрьской Революции.
проектно-конструкторская деятельность опытно экспериментальные работы поставка энергооборудования расчетные работы разработка технологий сертификационные испытания. ицэо опытно-экспериментальная тэц. поставка электроэнергии. поставка теплоэнергии сервис энергетического оборудования

«    Июль 2022    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
4-05-2011, 15:41
«Повторение чернобыльского сценария исключено»

О причинах аварии четвертьвековой давности и о том, какие уроки были извлечены атомщиками, «МН» рассказал бывший министр атомной энергии РФ Евгений Адамов, который в 1986-м, после ухода на пенсию разработчика реакторов типа РБМК Николая Долежаля, возглавил Научно-исследовательский и конструкторский институт энерготехники (НИКИЭТ).

— В ходе обсуждения причин аварии на ЧАЭС в основном высказывалось две версии: взрыв реактора стал следствием ошибок, допущенных персоналом станции в процессе подготовки и проведения эксперимента, или негативную роль сыграли конструктивные недостатки реактора РБМК-1000. Какая версия считается в профессиональном сообществе более обоснованной?

— Эти версии и рассматривались вплоть до 1988 года, когда на конференции по тяжелым авариям АЭС в Сорренто (Италия) был представлен совместный доклад Курчатовского института и НИКИЭТ. В более широком плане, с участием ведущих специалистов практически всех основных институтов, выводы были сделаны в докладе на совместной конференции ядерных обществ России и Франции в Париже в 1991 году. Новые версии выдвигаются и до сих пор, иногда и весьма экзотические, но между специалистами по ядерным реакторам существует общее понимание: непосредственной причиной аварии явились нарушения регламента и инструкций по эксплуатации.

Последующий глубокий анализ выявил ошибку физического расчета: зависимость мощности от степени запаривания каналов была рассчитана неверно. Это не могло не сказаться на развитии аварийных событий в нерегламентном состоянии реактора. Позднее появлялись публикации, объявлявшие такую характеристику чуть ли не неприемлемой для гражданских реакторов. Однако, во-первых, точно такой же характеристикой обладают широко распространенные канадские реакторы CANDU. А во-вторых, конструктивные особенности реакторов РБМК допускают возможность изменения этого параметра на более благоприятную величину, что и было сделано в ходе дальнейшей модернизации АЭС. А для канадских реакторов данный недостаток неустраним без потери их главного преимущества — работы на природном уране.

Целый ряд замечаний был высказан в адрес системы управления реактором. Однако большая часть аварийных защит ради проведения рокового эксперимента в апреле 1986-го была отключена, поэтому и считать систему управления неудовлетворительной нет оснований. При сохранении проектных защит в действии реактор был бы остановлен значительно раньше, чем пришел в неуправляемое состояние. Если вы на автомобиле сначала снимете педаль тормоза, а затем предъявите претензии конструктору за то, что попали в аварию, вряд ли вас кто-то поймет. Тем не менее после аварии и защита реактора была усовершенствована.

— Оценивая происшедшее 25 лет назад с позиции сегодняшнего дня, можно ли сказать, что тогда при ликвидации последствий аварии были допущены стратегические или тактические ошибки? Можно ли было в тех условиях минимизировать последствия взрыва реактора?

— Среди ошибок, которые, как это обычно и бывает, сегодня легче назвать, чем в то время избежать, безусловно, ошибка руководства АЭС, которое не привело в действие аварийные инструкции, предусмотренные на случай тяжелых аварий. Поэтому не уберегли пожарных. Большинства жертв можно было избежать. В Припяти следовало немедленно запретить пребывание людей на улице и в тот же день провести йодную профилактику и эвакуацию. Это было сделано с опозданием. И хотя никто из населения не погиб в результате радиационного поражения, можно было бы снизить число отдаленных последствий, таких, например, как заболевания щитовидной железы. Список этот можно продолжать.

— Как с учетом чернобыльского опыта можно оценить действия японских атомщиков во время ликвидации последствий аварии на АЭС «Фукусима-1»?

— Прежде всего следует отметить поразительную выдержку как персонала, так и всего населения. Никаких следов паники, взаимопомощь и взаимная предупредительность. Высокий пример человеческого достоинства.

Должно пройти несколько лет, как и в случае с ЧАЭС, когда можно будет с уверенностью оценить, что японцы делали правильно, что нет. По горячим следам представляется, что забота о защите от цунами была недостаточной: от воды укрыться легче, чем от сейсмических воздействий. Тем не менее произошло наоборот: здания выдержали мощное землетрясение, а вода вывела из строя резервные источники электроснабжения, а следовательно, и системы охлаждения. Лишь на одном из блоков (втором) подготовились к неизбежному выделению водорода, и наружная часть реакторного здания осталась почти неповрежденной. Три других существенно разрушены в результате взрывов гремучей смеси.

Но высокая дисциплинированность японцев приводит к медлительности действий в критических ситуациях. Безусловно, организовать охлаждение и реакторов, и бассейнов с выгруженным топливом можно было оперативнее.

Японцы со времен Хиросимы и Нагасаки крайне чувствительны ко всему, что связано с ядерной энергией. И образование у них соответствующее — рентгены, зиверты, греи и беккерели для них не пустой звук, как для многих наших соотечественников, а вполне реальные единицы измерения радиоактивности. Тем не менее, я с удивлением наблюдал по нашему ТВ, как шла подготовка пожарных и сил самообороны: как будто камикадзе готовились к последнему подвигу. И это когда уже было известно, что никто от радиации не пострадал в самый острый момент аварии, а уж тем более аккуратные японцы не допустят переоблучения ликвидаторов.

— Отсутствие жертв и облученных у японцев говорит о том, что их атомщики учли опыт аварии на ЧАЭС, или о том, что действия наших ликвидаторов в экстремальных условиях были более са­моотверженными?

— Прежде всего, не было аварии с мгновенным выбросом огромной массы радиоактивных элементов. Динамика выделения радиоактивности иная, и возможности управления персоналом отличаются разительно: несколько раз персонал «Фукусимы» практически целиком со станции эвакуировали.

Самоотверженность людей во время чернобыльской аварии не была ограничена жестким руководством, ориентированным на максимальное сбережение человеческих жизней. Отсутствие в первый момент и сокрытие несколько позднее реальной информации по уровням излучения также внесло тогда свою лепту.

Своевременность эвакуации населения в Японии, безусловно, учитывает опыт чернобыльской аварии. Уверен, что и необоснованного отселения, как в СССР, в Японии не будет. И смуту со льготами не устроят.

— Какие меры были приняты для предотвращения аварий на российских АЭС, где используются реакторы «чернобыльского типа»? Была ли модернизация данных реакторов вызвана непосредственно событиями на Чернобыльской АЭС или же такая модернизация рано или поздно была бы проведена в плановом порядке?

— Естественно, что после аварии на всех АЭС с канальными реакторами типа РБМК меры безопасности были многократно усилены. Кроме тех мер, которые предусматривались планами до 26 апреля 1986-го, появились и специальные программы, сформированные уже по результатам анализа этой самой крупной в ядерной энергетике аварии. Все это программы были завершены до конца 1991 года, так что не только в нашей стране, но и на Украине и в Литве, где такие реакторы были установлены, атомные станции отошли к новым государствам в состоянии, когда повторение чернобыльского сценария было технически исключено.

Михаил Мошкин

Опубликовано на сайте "Московских новостей" 26.04.2011