ОАО НПО ЦКТИ
1977г. Орден Октябрьской Революции.
проектно-конструкторская деятельность опытно экспериментальные работы поставка энергооборудования расчетные работы разработка технологий сертификационные испытания. ицэо опытно-экспериментальная тэц. поставка электроэнергии. поставка теплоэнергии сервис энергетического оборудования

«    Ноябрь 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 
25-02-2011, 15:44
В ШЕЛЬФОВЫХ ПРОЕКТАХ С АТОМНЫМ ЭНЕРГООБЕСПЕЧЕНИЕМ РОССИЯ БЛИЖЕ К КОММЕРЧЕСКОМУ ИСПОЛЬЗОВАНИЮ, ЧЕМ КОНКУРЕНТЫ

17 февраля 2011, 19:09 Тема: Первые АЭС к 2030 году могут появиться в 10-25 странах

Теги: Газпром  МАГАТЭ  НИКИЭТ  ПАТЭС  

Вячеслав Кузнецов, первый заместитель директора Института инновационной энергетики НИЦ «Курчатовский институт»:

Сейчас мировой атомный энергетический рынок закрыт станциями больших мощностей. Атомная энергетика в своем развитии сконцентрировала основное внимание на гигаваттных блоках по экономическим соображениям. Это дорого, и не всем странам  нужно. Можно ожидать, судя по множественным признакам, что наполнением следующей стадии развития гражданской атомной энергетики будет создание и использование атомных станций малых и средних мощностей.

Более 50 проектов таких станций зарегистрированы в МАГАТЭ. Интересно, что все известные фирмы сочли для себя необходимым отметиться в создании проектов таких атомных станций. Тут и Южная Корея, и Аргентина, и кого только нет.

Для внешнего мира характерна общекоммерческая направленность проектных предложений: так, американцы в программе GNEP предложили для развивающихся стран 500 реакторов IRIS средней мощности разработки фирмы Вестингауз. До последнего времени корабельные заделы на Западе не использовались в проектах гражданских атомных станций. На корабельном прототипе основано французское предложение фирмы DCNS подводной атомной станции мощностью 50-250 МВт(эл.) – проект Flexblue, объявленный буквально на днях.

В отличие от них, наши предложения по атомным станциям малых и средних мощностей почти все базируются на корабельных и судовых АЭУ (атомных энергетических установках), где Россия имеет огромный интегральный опыт. Перевод транспортных технологий в общегражданское пространство требует дополнительной доработки проектов, что и произошло с ледокольной установкой КЛТ-40, которая после дооснащения дополнительными системами безопасности для общегражданского использования получила шифр КЛТ-40С и сейчас установлена в сдвоенном варианте на строящейся в Санкт-Петербурге ПАТЭС «Академик Ломоносов».

От зоны коммерческого использования недалеки наши отечественные проекты – АБВ (6 МВт(эл.)), КЛТ-40С (35 МВт(эл.)), там же в ОКБМ разрабатывается проект ВБЭР на 300 МВт(эл.), базирующийся на совмещении транспортных и стационарных атомных энергетических технологий. Это хорошее перекрытие актуального коммерческого диапазона по мощности. Близко к этому подошел «Гидропресс» с лодочной технологической базой – проект СВБР со свинцово-висмутовым теплоносителем (от 10 до 100 МВт(эл)). В НИКИЭТе есть проекты «Унитерм» и «Шельф».

Кстати, подводными АЭС первыми озаботились мы, а не французы. Когда в начале 1990-х годов Газпром вышел на арктический шельф, наши корабелы предложили ему проекты атомных энергетических установок на базе корабельных технологий, но для ледовых условий Арктики – подводно-подледные. Атомное энергообеспечение подводно-подледной нефтегазодобычи на Арктическом шельфе мы уже 20 лет разрабатываем. Этим занимаются ЦНИИ им. акад. А.Н. Крылова, СПМБМ «Малахит», Курчатовский институт и более всех сегодня  – дочерняя компания Газпрома – «Комплексные инновационные технологии» (КИТ). У нас уже есть эскизный проект подледно-подводной буровой станции с атомной энергетикой. То есть мы в шельфовых проектах с атомным энергообеспечением ушли дальше и находимся ближе к их коммерческому использованию.